Регистрация/Вход

Предубеждение

  • Вчера прошло короткое, но одно из самых мерзких судебных заседаний в моей практике.

     Предубеждение.

     

    Опаснейший подводный камень для правосудия – это предубеждение.

    Ж. – Ж. Руссо

    Вчера прошло короткое, но одно из самых мерзких судебных заседаний в моей практике.

    А дело было так. Ко мне обратились за помощью люди, сын которых попал под пресс уголовного преследования.

    Обстоятельства дела пока раскрывать не буду, потому как все еще впереди.

    Так вот родители этого парня рассказали мне, что в конце предварительного следствия по делу их сына адвокат и следователь убедили в необходимости ходатайствовать о проведении судебного заседания в особом порядке, что и было сделано.

    Родителей данное решение насторожило. Они засомневались, что адвокат по делу принял правильное решение, тем более что кроме присутствия на допросе и при ознакомлении с материалами дела, с его стороны более каких-либо действий не производилось.

    Вследствие чего родители парня попросили меня взяться за это дело. Расследование уже закончено. Вина по ч. 2 ст. 228 УК РФ признана, обвинительное заключение подписано прокурором и вручено обвиняемому, то есть оно уже на руках. Со дня на день должна прийти повестка в суд.

    Что мне делать в такой ситуации, когда с одной стороны просят о помощи, а с другой, ты понимаешь, насколько все запущено. Моим решением было следующее.
    Я сказал, что обвинительное заключение оставляю у себя, изучаю его, думаю, что можно сделать и через три дня дам ответ, возьмусь за это дело или нет. На том и разошлись.

    Оказалось, что дело было шито белыми нитками, впрочем, как обычно. Вся совокупность доказательств сводится к тому, что парень приобрел курительную смесь, и слово наркотики в материалах дела не фигурирует.

    И тут я подумал, а вдруг я очень редко заглядываю в заголовок и диспозицию статьи № 228 УК РФ, а также в СПИСОК наркотических средств и психотропных веществ,
    оборот которых в Российской Федерации запрещен. Может быть, законодатель уже давно внес изменения и дополнил все это хозяйство словосочетанием «курительная смесь». Но, к счастью, все осталось по-прежнему. То есть курительной смесью может быть любая смесь, которою курят.

    Во время очередной встрече с парнем и его родителями, я дал предварительное согласие на вступление в дело, но при одном условии. Если они согласны соскочить с особого порядка на общий и испытать шанс. Иначе, я за дело браться не буду, потому что не желаю участвовать при оформлении приговора, к тому же за их деньги. Отец парня сказал, что они именно этого и хотят – борьбы. Иначе, зачем я им тогда нужен.
    Я предупредил своих доверителей о том, что судье такое решение очень не понравится, и он может рассвирепеть. Дал им еще два дня все досконально взвесить. Все «За» и все «Против». Буквально на следующий день им пришла повестка о вызове в суд на определенную дату.

    Через два дня мною было получено окончательное согласие подзащитного и его родителей на осуществление защиты в общем порядке и уже определенному плану.
    При ознакомлении с материалами дела, я еще раз убедился в том, что обстоятельства дела действительно исключают состав данного преступления, и этого не может видеть только слепой. Кроме того, к делу прилагается пресс процессуальных нарушений. Видно невооруженным глазом, что товарищи очень спешили.

    После ознакомления с делом, я сталкиваюсь в коридоре суда со служителем Фемиды, которого знаю по прошлому месту работы, и который уполномочен рассматривать это уголовное дело. После непродолжительного рукопожатия, мой бывший коллега спросил меня, зачем это я с делом знакомился. Ну, вопрос, по меньшей мере, некорректный. Но, как говорится, какой вопрос, такой ответ.

    «Так положено», – ответил я ему. В ответ мне на это он выпалил: «Не выдумывай!», – и быстро стал удаляться по судебному коридору прочь.

    И вот настал день первого судебного заседания, а по замыслу судьи и последнего.
    Начались процедурные формальности. Установили личность подсудимого. Прокурор огласил обвинение. Судья задал традиционный вопрос:


    - Обвинение понятно?


    - Понятно.


    - Виновным себя признаете?


    - Да признаю.


    - С квалификацией согласны?


    - Ваша, Честь! – обратился я к суду, – Термин квалификация для моего подзащитного из области «Летающих тарелок».

    - Не понял, – заскрипел от злости и перешел с подсудимым на «Ты» слуга закона, – в чем тогда ты признаешь себя виновным?


    - В том, что хранил при себе курительную смесь, – пробормотал паренек, – Полностью признаю, осознаю, что незнание закона не освобождает от ответственности. В содеянном раскаиваюсь.
    - Что ты хранил?!


    - Курительную смесь, – едва разборчиво промолвил инквизируемый, – Но покурить я не успел, даже коробок открыть не успел…


    - Так! Все! Вами был заявлен особый порядок судебного разбирательства, вы поддерживаете свое ходатайство?


    - Нет, я недопонимал всего.


    - Чего всего?


    - Того, что приговор по делу в особом порядке нельзя обжаловать.


    - Обжаловать?! Ты стоишь здесь и надеешься на оправдательный приговор?! – совершенно не прикрывая своих эмоций, палил служитель Фемиды, – телевизора насмотрелся?


    - Я отказываюсь от особого порядка, теперь мне еще больше хочется иметь право обжаловать ваш будущий приговор.


    Председательствующий ничего более не сказав подсудимому, кинул в мою сторону:


    - Мнение защитника?


    - Полностью поддерживаю желание подзащитного, потому как, во-первых, при заявлении данного ходатайства были грубо нарушены нормы УПК, во-вторых, по существу дела у защиты возникло множество вопросов, поэтому считаю необходимым исследовать в судебном заседании все доказательства по делу, задать вопросы свидетелям.

    Заканчивая судебное заседание, председательствующий без согласования сторон назначил дату рассмотрения дела в общем порядке. Дал понять присутствующим, что все пока свободны.

    «Защитник! А Вас я попрошу остаться…», – как в кино.

    Поверьте, просто нет никакого желания рассказывать о том, что я услышал из уст его Чести, в том числе, и в свой адрес, так сказать, «по-корефански».

    Но вышел я из здания суда, привыкший ко всяким чудесам света, в подавленном состоянии. Не потому что меня лично что-то оскорбило. Нет. Просто за Державу обидно. Ведь этот служитель Фемиды, не читая еще толком дела, уже для себя все решил, возомнив себя вершителем судеб именем Российской Федерации.

    Но, «Жребий брошен! Рубикон перейден!»

    Автор Алексей Колегов

    http://advokat-ko.ru/

Автор:
Admin
Категория:
Дата публикации:
28/01/2012
Просмотров 3813

Добавить комментарий

Заполнять обязательно
Заполнять обязательно

Антиспам Защитный код Обновить