Регистрация/Вход

Фальсификаторы

  • Фальсификаторы из мира искусства.

    Фальсификаторы.

     

    Как ни парадоксально, но к искусству, всеми признанному высочайшим проявлением человеческой духовности, все чаще тянутся грязные руки грабителей, мошенников и аферистов. Причина проста: всякое произведение искусства имеет свою товарную цену и, следовательно, подчиняется законам рынка. К преступлениям в этой сфере людей чаще всего подталкивает самозабвенная страсть коллекционера, тщеславие или жажда наживы. Завоеватели всех мастей испокон веков считали произведения искусства самой желанной добычей. Сначала глаза грабителей загорались жадным блеском при одном виде золота, серебра и драгоценных камней.

    Еще в Ветхом Завете упоминается, что царь Давид первым делом забирал у побеждённых соседних племен золотую, серебряную и медную утварь. Римские военачальники вели планомерный грабёж произведений искусства, чтобы похвастать драгоценными трофеями при триумфальном въезде в столицу. Таким путем в Рим попало множество шедевров греческих ваятелей, живописцев и золотых дел мастеров, которые во многом повлияли на становление древнеримского искусства. Разграбление покорённых городов считалось законным правом победителя. В средние века любой военный поход не в последнюю очередь затевался ради богатой добычи. В польские земли вторгся чешский князь и, по свидетельству хрониста, увёз домой 100 возов ценностей из разграбленных костёлов. В начале 13 века «доблестные» участники IV Крестового похода вместо того, чтобы сражаться с неверными, предали грабежу христианский Константинополь.

    В числе других трофеев в Венецию попали знаменитые бронзовые кони, увенчавшие фасад собора святого Марка. Отнюдь не безупречным путем прибыла в Гданьск картина «Страшный суд». Торговое судно, шедшее из Бургундии во Флоренцию, захватил капер, и творение мастера вместе с другими товарами перешло в собственность города. В 17 веке наступил золотой час для шведов, победным маршем прошедших по всей Северной Европе. Не имея своих художественных собраний, они прочёсывали города и замки и увозили на родину все, что представляло какую-то ценность. Наибольший урон понесла Варшава: оккупанты дочиста разграбили королевский замок и вывезли в Швецию коллекции польских королей.

    В магнатских дворцах срывали мозаичный паркет и стенные гобелены, разбирали камины и срывали с петель двери и рамы. С не меньшим рвением опустошались монастыри и костёлы: в шведских церквях и сегодня можно увидеть образы католических святых, ценную утварь и подсвечники, вывезенные из Польши. Изощрённым грабителем был и Наполеон Бонапарт. Только из Бельгии и Голландии французы вывезли 63 картины. Чтобы придать этому малопочтенному занятию видимость законности, в тексты мирных договоров включались статьи о передаче победителю конкретного перечня произведений искусства. Так у Венеции отобрали - бронзовых коней с собора святого Марка. Лишь после Венского конгресса французов заставили вернуть награбленные сокровища. Ту же политику, но куда более варварскими методами проводил и Гитлер в годы II мировой войны.

    Вывозом произведений искусства в Третий Рейх занимались особые подразделения СС, в состав которых командование включало искусствоведов и архивистов. В Советском Союзе их добычей стала, в частности, знаменитая Янтарная комната, а из Польши вообще вывозили всё, что имело связь с Западом или носило следы влияния немецкой культуры. Награбленное добро размещалось в замках и тайниках Баварии, Австрии или Силезии. Большинство трофеев предназначалось для Линца, где Гитлер планировал создать крупнейший в мире музей изящных искусств. Многие нацистские бонзы занимались грабежом в частном порядке. Если мародёрство не одну тысячу лет было неразлучным спутником всех войн, то кражи из музеев и коллекций вошли в практику сравнительно недавно, и только древние некрополи подвергались воровским набегам с незапамятных времен. Ещё при фараонах в Египте орудовали банды, промышлявшие кражами золота и драгоценной утвари из богатых гробниц. Хищения из частных коллекций, музеев и церквей участились с середины 19 века, когда началось бурное развитие рынка предметов искусства, превратившего картины и скульптуры в обычный товар.

    Заокеанские коллекционеры с бездонными кошельками не жалели денег, но с шедеврами на рынке было туго, и цены на них взлетели до небес, порой достигая нескольких миллионов долларов. Искусство стало превосходным вложением капиталов. Много лет правосудие смотрело сквозь пальцы на преступления такого рода, и лишь повальная эпидемия краж, вспыхнувшая в 50 годах XX века, заставила блюстителей закона разглядеть в них черты хорошо поставленного международного бизнеса. Жертвами грабителей становились самые знаменитые музеи: Национальная галерея и Британский музей в Лондоне, Пушкинский музей в Москве, Национальная галерея в Праге, причём нередко из-за халатности своего же персонала. При расследовании кражи в Будапештском музее изобразительных искусств выяснилось, что за пять лет никто не удосужился установить охранную сигнализацию, которая все это время пролежала без пользы в музейных подвалах. Главным мотивом хищений остается вульгарная корысть, хотя порой человека толкает на преступление безудержная, граничащая с фетишизмом страсть коллекционера.

    История музейных краж знает немало курьёзных случаев. Страховые компании зачастую откупаются от воров, предпочитая пожертвовать некоторой частью страховой суммы, нежели выплачивать ее полностью владельцу пропажи. Денежная стоимость творений великих мастеров достигла таких заоблачных высот, что некоторые музеи становятся объектами вооружённых налетов, которым до недавних пор подвергались только банки. Бандиты с оружием в руках ворвались в Монреальский музей изящных искусств и выкрали 18 полотен. Налетчики похитили из папского дворца в Авиньоне 119 полотен, а когда у них на пути встали охранники, открыли огонь и тяжело ранили двоих. Многие кражи совершаются по заказу, и в этом случае снимается с повестки дня небезопасная для преступников проблема сбыта. Знаменитые творения попадают в частные галереи миллионеров, которые, прекрасно зная об их происхождении, прячут шедевры от посторонних глаз. Менее известные вещи со временем поступают на легальный рынок через сложную систему посредников и перекупщиков, причём зачастую в торговле краденым бывают замешаны авторитетные антиквары и торговцы.

    Время от времени рынок предметов искусства сотрясают громкие скандалы. Неуклонный рост спроса и цен на произведения искусства привел к распространению ещё одного прибыльного бизнеса - изготовления подделок, заполонивших современный рынок. Мастеровитые ловкачи подделывают буквально все - от старинных картин и фарфора до музыкальных инструментов. Приписав произведение знаменитому автору или мастерской, можно повысить его цену во много раз, а дорисовав крохотную подпись - одним взмахом кисти заработать десятки тысяч долларов. Неудивительно, что у подделок столь же долгая история, как и у собирательства: ещё древнеримские скульпторы подписывали свои изваяния именем Мирона, чтобы продать их втридорога. Далеко не всегда фальсификатором является творец произведения.

    Порой современный мастер создает вещь в стиле и технике минувшей эпохи, а уже антиквар выставляет его на продажу, выдавая за аутентичное. Один из известнейших примеров такого мошенничества - приобретение музеем золотой тиары скифского царя, правившего в 3 веке до нашей эры. Когда покупка была предана огласке, выяснилось, что тиару в античном стиле изготовил одесский ювелир в убеждении, что она предназначена в дар к юбилею какого-то ученого. Эксперты поверили в подделку лишь после того, как сам ювелир приехал в Париж и продемонстрировал им своё мастерство. В XVI-XVH веках в подделывании картин, скульптур или графики ещё не видели ничего дурного. Изготовление точных копий считалось законной формой размножения оригинала и методом оттачивания художественного мастерства. Хорошими копиистами восхищались и высоко ценили их труд. Минуло несколько десятков лет, прежде чем фальсификацию начали расценивать как преступление. Общеизвестно, что и великие мастера прошлого частенько подписывали полотна, написанные их учениками или под их присмотром.

    В наше время наиболее пристальным «вниманием» фальсификаторов пользуются живописцы, творившие на рубеже 19 - 20 веков. Подсчитано, что только в США находятся свыше 5 тысяч полотен Камиля Коро, хотя сам художник написал не больше 3 тысяч. Установить подлинность творений современных художников крайне трудно, ведь все они пользуются стандартными красками и грунтовкой. Остаётся полагаться лишь на стилистическую оценку, которая также не гарантирует от ошибок. Сами мастера порой затруднялись точно сказать, принадлежит ли их кисти та или иная работа. В нелегальном сбыте подделок участвуют известные торговцы и владельцы галерей. Нередки случаи, когда великолепные частные коллекции стоимостью в миллионы долларов подвергались экспертизе после смерти их владельцев и на поверку оказывались жалкими собраниями копий, подделок или полотен, написанных учениками великих мастеров.

Автор:
Admin
Категория:
Дата публикации:
28/02/2012
Просмотров 4460

Добавить комментарий

Заполнять обязательно
Заполнять обязательно

Антиспам Защитный код Обновить